Выполняется запрос

8 (495) 744-000-6

Вдохни энергию реки!

Спецпредложения
Оставить заявку


 
18/03 2018

«Рвануть могло в любую секунду»

Триллер «спасение теплохода «Сильвер» состоит из двух частей. Первая — завязка. Вполне бытовая, словно конфликт на парковке. В акватории Южного речного вокзала теплоход «Сильвер» не справился с управлением и повредил часть борта ледокола «Портовый 4» судоходной компании «Московский банкетный флот».

В итоге у «Портового 4» завалено шесть метров фальшборта. Экипаж «Сильвера» не стал дожидаться «группы разбора», а зашвартовался на другом берегу у Южного вокзала, подойдя к теплоходу «Нерей». Он и полыхнул под вечер 1 марта. Причину пожара устанавливает следствие. На форумах коллеги погорельцев обсуждают версию с проводкой.

В темноте с другого берега был непонятен масштаб пожара, перекинулся ли он на «Сильвер» и есть ли на там люди. А они, как выяснилось, были. Команда «Нерея» успела сойти на берег, а находившиеся на «Сильвере» оказались отрезанными полыхающим, как факел, теплоходом.

 

«Люди со второго судна на берег уже не могли попасть. Только прыгать в ледяную кашу. Или в катер МЧС», — рассказывает гендиректор судоходной компании «Московский банкетный флот» Кирилл Евдокимов.

«Портовый 4» оказался на месте быстро — ему надо было только добраться до другого берега. Примерно в то же время подоспел и катер МЧС. Капитан «Портового 4» Александр Павлов и моторист Иван Крапивкин увидели на «Сильвере» двоих людей.

По официальной версии от МЧС, на «Нерее» было не менее трех тонн топлива. На берегу речники, разбирающиеся в вопросе, предполагали, что топлива могло быть и семь тонн. А еще были воздушные баллоны для запуска двигателя, они взрывоопасные. Рвануть могло в любую секунду. Кроме человеческих жертв это грозило обернуться и экологической катастрофой, топливо разлилось бы по реке.

Самым безопасным было бы просто перекинуть людей на свой борт, но мужчины решили, что успеют спасти и судно. В те дни стояли сильные морозы, и «Сильвер» был зажат льдами. «Портовый 4» расколол лед вокруг «Сильвера» и оттащил его от полыхающего факелом «Нерея». Освобожденный от ледового плена теплоход ушел на другой берег к причалу «Кленовый бульвар».

В это время в Саратове, где живет семья капитана Павлова, уже знали, что на пожаре трудится «Портовый 4». Жена капитана набирала номер Александра Юрьевича, но тщетно. Немного отлегло от сердца, когда женщина увидела в новостях кадры, как «Портовый 4» идет по Москва-реке за пожарным катером МЧС «Полковник Чернышев».

Прорубив «коллеге» дорогу, «Портовый 4» тоже приступил к тушению. Согласовав по рации с командой «Полковника Чернышева», поделили сектора, «Портовый 4» тушил корму. Потом обоим суднам пришлось уйти в сторону — с берегового штаба МЧС подтвердили угрозу взрыва. Но стоять долго в стороне не получилось.

В какой‑то момент перегорели тросы, которыми был пришвартован «Нерей». И теплоход стал отходить от берега. Закончиться это могло тем, что он либо взорвался бы где‑то ближе к середине реки, либо лег на бок и затонул. И опять по воде растеклись бы тонны топлива. Как дальнейшее согласовали с МЧС, команда «Портового 4» не раскрывает, но по факту получилось так, что капитан отбуксировал «Нерей» обратно к берегу. А моторист Иван Крапивкин, ему всего 24 года, в это время перепрыгнул на палубу и бросил трос находившемуся на берегу Евгению Аникину, заместителю гендиректора по флоту судоходной компании «Московский банкетный флот».

После пожара

Сейчас «Портовый 4» и «Сильвер» зашвартованы вдоль Нагатинской набережной, «Нерей» частично затоплен. Взрыва удалось избежать. Этот пожар первый в биографии моториста Ивана Крапивкина.

Кстати, с началом навигации он уйдет с «Портового 4». В компании оценили его поступок — Иван станет капитаном и встанет за штурвал уже своего теплохода. Такое вот премирование.

Что касается Александра Павлова, то за 20 лет его капитанства он видел многое. «И горели суда, и тонули, но такой пожар я пережил впервые», — вспоминает мужчина. Мама Ивана, как парень признает сам, «плакала, но виду потом не подавала». А жена Евгения Аникина, дождавшись мужа под утро, сперва молча обняла, а потом лишь нервно пошутила, снимая пропахшую пожарищем куртку: «Еще не сезон для шашлыков». У Евгения — трехлетняя дочь. Дочери капитана Павлова — 15 лет. Уволиться семьи не просили, они понимают — у их мужчин такая работа.

1000 кв. метров площадь пожара

Тушили с двух направлений — с береговой линии и с акватории Москвы-реки.

Чтобы подать воду, на реке установили насосную станцию и сделали проруби.

На пожаре работало более 30 единиц пожарно-спасательной техники и более 100 человек личного состава.

 

На момент пожара у Южного речного вокзала было зашвартовано 7 теплоходов, включая сгоревший «Нерей».